Проекты

OUR STORIES
Площадь Волгограда в  г. Coventry

ПРОЕКТ ЗАМОРОЖЕН МЭРИЕЙ ГОРОДА КОВЕНТРИ.
ПОДТВЕРЖДЕНИЕ И СВОЕ СОГЛАСИЕ С ЭТИМ, ПОЛУЧЕНО ОТ МЕРИИ ГОРОДА ВОЛГОГРАД.
ПОДПИСАНО ПОСОЛЬСТВОМ РФ. В ЛОНДОНЕ.

 

История

TELL US YOUR STORY:
OR WRITE TO US:

contact@rucentre.org

Subscribe for Updates

Спустя два года после того, как в ходе Второй мировой войны был разрушен Ковентри, чувство солидарности со Сталинградом, который постигла тяжелейшая участь, заставила женские организации установить контакты с этим русским городом. Возникли узы дружбы, пережившие самые трудные периоды холодной войны.

Под кольцевой дорогой к северу от городского центра Ковентри есть несколько настенных росписей. На них нарисованы руки, протянувшиеся друг к другу через океан. Когда-то яркие и живые рисунки поблекли, покрылись потеками от воды и голубиным пометом. На грязном бетонном столбе на поцарапанной и выцветшей табличке до сих пор можно увидеть надпись, объясняющую, что это такое. Это Волгоградская площадь, получившая свое название в 1972 году, когда заместитель мэра Волгограда, прежде носившего название Сталинград, приехал сюда с миссией мира и примирения.
На одном российском вебсайте о Волгоградской площади по-прежнему пишут как о «приятном зеленом месте со скамейками и фонтанами». Однако возникает стойкое чувство, что у российских посетителей ее сегодняшнее состояние вызвало бы такое мощное негодование, что отношения между побратимами были бы разрушены навсегда.

Ковентри и Сталинград

Если хотите, площадь можно назвать мрачным памятником самой идее городов-побратимов. Большинство из 26 побратимов Ковентри даже не удостоились сомнительной чести получить кусок бетонной мостовой своего имени под эстакадой автомагистрали. По всей Европе эти отношения между городами-побратимами ветшают, а некоторые даже разрывают официальные контакты. Одним из таких городов стал Донкастер, где в 2009 году «самый славный супермэр» Питер Дэвис (Peter Davies) отправил в мусорную корзину соглашения с пятью городами-побратимами в Китае, Франции, Германии, Польше и США, чтобы сэкономить, как он заявил, четыре тысячи фунтов стерлингов в год.

Но серьезнее другое. Иногда попытки отказа от соглашений между городами-побратимами предпринимаются как выражение недовольства неприятными политическими режимами. Милан в 2012 году разорвал побратимские отношения с Санкт-Петербургом, когда город принял гомофобский закон против «пропаганды гомосексуализма» среди несовершеннолетних.

Дебаты на эту тему ведутся и в других городах, таких, как Лос-Анджелес. По всей Европе до сих пор действует примерно 40 тысяч соглашений между городами-побратимами, но даже когда они не вызывают особых споров и противоречий, их зачастую считают в лучшем случае ненужными, а в худшем — дорогостоящей причудой местных политиков. Как сказал Питер Дэвис после отказа от соглашений, «идея об утрате культурных связей это бред. От этих поездок пользу получает чуть больше десятка человек. Я понимаю, что это появилось из альтруистских побуждений после войны, но сейчас это просто увеселительные поездки за счет налогоплательщиков».

14 ноября 1940 года

Но неужели при правильном отношении побратимство городов не может оказывать влияние и приносить людям выгоду, о которой они не подозревают?

В Ковентри идея о побратимстве появилась на следующий день после самой страшной ночи в его истории, 14 ноября 1940 года. После 12 часов немецких бомбардировок, в результате которых 554 человека погибло, а три четверти домов в центре города было разрушено, настоятель кафедрального собора Ричард Говард (Richard Howard) написал на обгоревшей задней стене разрушенного храма: «Отче, прости».
В Рождество Говард пошел дальше и объявил по радио, что после войны он будет сотрудничать с бывшими врагами, дабы «построить более добрый, более христианский мир». Это привело к созданию побратимских отношений с немецкими городами, разрушенными в ходе бомбардировок союзников — Килем (1947 год) и Дрезденом (1956 год). Но еще до этого у Ковентри уже был первый в мире город-побратим: Сталинград.
В 1942 году Сталинграду грозило полное уничтожение в ходе самого страшного сражения во Второй мировой войне. В Ковентри возникло мощное движение левых сил, агитировавшее Британию за увеличение помощи Советскому Союзу. Внучка тогдашнего мэра Эмили Смит (Emily Smith) Маргарет вспоминает, что ее бабушка получала петиции от коммунистов, призывавших к открытию Второго фронта. Как будто Черчилль со своими генералами послушал бы мэра-лейбориста из английской провинции, к тому же женщину.

Но город сам предпринял немалые усилия для отправки помощи. Один раз 830 человек заплатили по шесть пенсов каждый, чтобы поставить подпись на скатерти, которую затем послали в Сталинград с посланием: «Маленькая помощь лучше большого сочувствия».

«Похоже, что группа женщин в Ковентри посмотрела на карту и увидела, что Сталинград такой же по размеру, как их город, и что там тоже делают трактора, — говорит Нисбет. — Так что это было взаимное чувство доброжелательности».

Ведя свою собственную борьбу за выживание, которой занималась вся Британия, население Ковентри собрало 4 516 фунтов на покупку рентгеновских аппаратов для Красной Армии. По нынешним ценам это примерно 203 тысячи фунтов. В сборе денег участвовали даже дети.

«Мне было около девяти лет, — рассказывает Смит, — и у меня с подругами был прилавок, где мы продавали вещи, чтобы послать деньги Сталинграду. Помню, отец моей подруги был недоволен, потому что принадлежал к консерваторам, но и он тоже дал нам большую луковицу на продажу».

В ответ 36 тысячи женщин в Сталинграде подписали альбом, который затем был отправлен в Ковентри. Затем в 1944 году были созданы официальные «узы дружбы» между двумя городами, хотя в руинах Сталинграда выжило всего 9 796 жителей.

Секретарь городского совета выразил тогда надежду, что эти связи «найдут свое проявление во взаимных обменах визитами, в появлении друзей по переписке, в обмене литературой и информацией».

Спустя 60 с лишним лет именно об этом думают люди, когда собираются наладить побратимские связи. Мы иногда забываем, что это была очень английская реакция на геноцид и массовые разрушения.

Что примечательно, связи между Ковентри и Сталинградом, который в 1961 году переименовали в Волгоград, пережили самые тяжелые моменты холодной войны. Даже в 1981 году, когда Леонид Брежнев наращивал военные расходы, а Тэтчер уводила Великобританию вправо, мэр Ковентри отправился в 
Волгоград и посадил там дерево в мемориальном парке.
Это весьма удивительно, но тогда никто как сегодня не беспокоился
столь сильно о нарушениях прав человека в Советском Союзе.
Большинство людей исходило из того, что смысл побратимства
в налаживании отношений, так как в таких условиях
сложнее появиться необходимым для войны ненависти
и разногласиям.

Что крайне важно, связи между Ковентри и 
Сталинградом налаживали в основном не политики,
а простые люди, и в основном женщины.

Вопрос о том, как наладить связи между обществами и людьми без одобрения и поддержки со стороны политических режимов, всегда был проблематичным. И даже в таких условиях есть люди, которые считают, что соглашения о побратимстве могут изменить жизнь в наших городах. Это особенно верно в отношении стран, между которыми на политическом уровне существуют разногласия. В 2014 году в рамках дружеских связей Ковентри посетил детский оркестр города Волгограда и исполнил написанную Нисбетом «Песню о побратимах». Время было выбрано, пожалуй, крайне неудачно, так как отношения между Россией и Западом были на самом низком уровне со времен холодной войны.

Оркестр приехал в Британию вскоре после российской аннексии Крыма. «Я был немного обеспокоен, опасаясь от людей вопросов о политике. Но к счастью, ничего подобного не было, — говорит руководитель оркестра Юрий Ильинов. — Об оркестре мы слышали только все самое приятное».

Людей из Ковентри в равной степени были поражены той добротой, с которой к ним отнеслись в Волгограде, несмотря на политический климат.

«Наши хозяева были очень гостеприимны, — говорит Брайан Уинстэнли (Brian Winstanley) из Ротари-клуба города Ковентри, посетивший Волгоград в 2014 году. — Мы ни разу не обсуждали политические вопросы, а если обсуждали, то с усмешкой».

В «Песне побратимов» есть строчка, появившаяся после визита Нисбета и его соавтора Питера Канна (Peter Cann) в одну начальную школу. 10-летний школьник сказал им, что «лучше быть побратимами, чем холодно относиться друг к другу».

Нисбет согласен с теми, кто предлагает разрывать соглашения, не служащие больше своей цели, однако его идея состоит в том, что побратимство должно вернуться к своим радикальным корням. Если Ковентри сумел стать побратимом советского города в 1944 году и немецкого в 1947-м, то почему бы не воплотить эту идею по-новому в современном мире?

«Давайте искать новых побратимов, — говорит он. — В детстве и юности мы думали о России как о таинственной и безымянной угрозе. Я не знал ни одного русского. Но эти детишки, которые встречались с русскими, увидели, что они такие же как мы, и они преодолели эти мысли и чувства. Когда-то Россия была для нас „другой“; но если подумать, кто для нас „другой“ сейчас… то может быть, нам следует породниться с кем-нибудь в Сирии».

Он не первый предлагает искать новых, более неоднозначных и интересных побратимов. В 1980 году Данди стал побратимом города Наблуса на Западном берегу, а в 2011 году один консервативный член городского совета предложил породнить город Ройстон в Хертфордшире с ливийским Бенгази.

Выгоды от побратимства могут быть обоюдными. По словам лорд-мэра Ковентри Майкла Хэммона (Michael Hammon), китайские инвестиции в строительство нового завода по производству такси на городской окраине это «более или менее прямое следствие» контактов, налаженных благодаря отношениям побратимства между их городом и Цзинанем на востоке Китая.

Но какое воздействие отношения побратимов оказывают на жителей Ковентри? Жившие там в 1970-е и 1980-е годы могут поднять на смех идею о том, что они помогли Ковентри стать «городом мира и примирения», как написано на дорожных знаках. По словам профессора социологии Нирмала Пьювора (Nirmal Puwar), который вырос в этом городе, «расизм был широко распространен. Были серьезные нападения, было расистское движение скинхедов, которого все боялись».

Но именно в этом городе межрасовые группы через студию 2 Tone Records навели мосты между регги, панком и культурой скинхедов, воодушевив людей всего мира. Неужели это сплошная фантазия — представить себе связь между идеализмом послевоенного поколения Ковентри и идеализмом начала 1980-х в период пост-панка?

Основатель группы The Specials и лейбла 2 Tone Джерри Даммерс (Jerry Dammers) не согласен с тем, что их борьба с расизмом имела какое-то отношение к побратимству. «Нет, неверно сравнивать это с тем, как Германия после войны вернулась в общее русло, — говорит он. — Но мне кажется, 2 Tone пыталась одновременно бороться с фашизмом и менять мировоззрение».

Но между двумя этим областями есть одна любопытная связь. После битвы под Монте-Кассино в 1944 году молодой британский офицер читал в палате для раненых Библию, подорвавшись на мине и лишившись части ноги. Рядом с ним лежал летчик люфтваффе.

«Я тоже читаю Библию, — сказал ему летчик, о чем британец позднее напишет в своей автобиографии. — И я нашел в ней некое утешение, потому что моя жена и два моих сына погибли в Гамбурге в результате налета британских ВВС».

После войны офицер принял духовный сан и в конце 60-х — начале 70-х служил священником в соборе города Ковентри. В своем страстном стремлении к примирению он даже побывал в Дрездене, где помог спроектировать новый собор взамен разрушенного Королевскими ВВС.

Звали этого священника Гораций Даммерс (Horace Dammers), и он был отцом Джерри Даммерса. Музыкант из оркестра Даммерса Spatial AKA Orchestra не знал о том, что Ковентри стал первым стал городом-побратимом, однако он с энтузиазмом отнесся к той славе, которую это принесло ему.

«Это просто фантастическая часть городского наследия, — говорит он. — Я думаю, Ковентри должен пропагандировать такую историю и ратовать за расширение данного движения. Если все богатые породненные города возьмут шефство и начнут оказывать помощь более бедным городам, скажем, из третьего мира, это придаст им новые силы и смысл, а также подаст пример и позволит учиться друг у друга».

Учиться друг у друга — в этом должен был заключаться главный смысл побратимства. Коллега Нисбета работник культуры Кэрол Браун (Carol Brown) считает, что мы страдаем от заблуждений, полагая, что в нынешнюю эпоху, когда легко можно отправиться с одного края земли на другой, мы знаем мир просто прекрасно, хотя в действительности это далеко не так. Браун неприкрытая русофилка, и поездки в Волгоград убедили ее в том, что побратимство между двумя этими городами крайне важно в наши непростые времена.

«Мы совсем не понимаем Россию, — говорит она. — Во время Второй мировой войны там погибли более 20 миллионов человек, но люди понятия не имеют о их страданиях. Меня возмущает, когда люди делают выводы, исходя из прочитанного в газетах, и совсем не зная при этом историю».

Она даже застонала, когда я вспомнил о Волгоградской площади. «Это такой позор, — сказала Браун.- Мне всегда стыдно приводить туда людей из Волгограда. Это отвратительно. Когда это место построили, здесь были фонтаны и ландшафтная планировка. Это такой стыд».

Но если отношения между Ковентри и Волгоградом пережили Вторую мировую войну, холодную войну, а теперь переживают противостояние между Западом и Путиным, то запустение на бетонной площадке под эстакадой автомагистрали они точно переживут.

Продолжающиеся культурные обмены между двумя городами это символ того, что вне зависимости от политических перипетий простые люди могут общаться, помогать и вдохновлять друг друга, как они делали это в 1944 году.

Недавно на Волгоградской площади появились признаки реставрационных работ. Возможно, многолетняя международная дружба Ковентри получит, наконец, ту достопримечательность, которую она давно уже заслужила.

© 2016 by V&A
 

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-googleplus
  • w-tumblr

CONNECT​ WITH US:​​

  • w-flickr
  • w-rss
  • w-vimeo
  • w-youtube

SUBSCRIBE:​​

106 Dorset Road.

Coventry, CV1 4EB

contact@rucentre.org​

vadimaleksin@gmail.com

OPENING HOURS

Свяжитесь с нами, мы ждем именно Вас.

MONDAY - FRIDAY

07:00 AM - 08:30 PM

ADDRESS

TEL

+44 7484 850441

CRISIS LINE

Subscribe for Updates